ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Золотухина-Аболина Е.В.

Золотухина-Аболина Елена - доктор философских наук, профессор кафедры истории философии факультета философии и культурологии Южного федерального университета. Автор многочисленных научных трудов экзистенциальной направленности.

Публикации
  1. + На путях диалога с Высшим (Рецензия на книгу Ф. Василюка «Переживание и Молитва»)

    Новая книга Федора Василюка — примечательное событие в психологических и философских кругах. Можно даже уточнить — «как всегда, примечательное событие». С первой крупной и широко известной работой этого автора «Психология переживания» я знакома с 80-х годов и даже недавно попыталась в своем учебнике по философской антропологии последовательно изложить для студентов его позицию относительно переживания кризисных смысловых ситуаций[ 1]. Получился вольный пересказ, наверное, не совсем точно воспроизводящий идеи Федора Ефимовича. Очевидно, это произошло потому, что в той, прежней книге для меня не все было внятно, и в результате мне пришлось дополнить авторское видение — своим. Новая же книга, в отличие от прежней (хотя и ставшей почти классической!), написана совершенно ясно и прозрачно, внятно и логично — это труд зрелого мастера, который одновременно выстраивает четкую систему своих представлений и указывает читателю на новые горизонты.

  2. +Идеи М. Хайдеггера: психотерапевтическое прочтение[недоступно]

    В течение последних десятилетий в российскую жизнь все более проникают теоретические идеи и практические разработки экзистенциальной психотерапии: действует Ассоциация экзистенциального консультирования, с 2002 г. выходит журнал "Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия", о философских идеях, применяемых в психотерапии, пишут такие авторы, как Д.А. Леонтьев, В.В.Летуновский, А.С. Сосланд, Ю.В. Тихонравов, помещаются в различных изданиях статьи зарубежных коллег (В. Бланкенбург, Д.Вульф, Э. Спинелли и др.). В связи с этим для российских философов-профессионалов, не чуждых интереса к психотерапии, встает вопрос о том, какие трансформации переживают экзистенциальные идеи в процессе их применения к психтерапевтической работе. Не происходит ли здесь искажение и подмена понятий, когда знаменитым именем освещаются психологические практики, весьма удаленные от позиций мыслителя? Это касается прежде всего работ М. Хайдеггера, авторитет которого освящает практику "экзистенциального анализа" (Л. Бинсвангер) и "Dasein-анализа" (М. Босс).

    // Философия М. Хайдеггера и современность (к 120-летию со дня рождения философа): материалы Междунар. науч. Конф. - Краснодар: Кубанский гос. Ун-т, 2010. - 356 с. - 100 экз. - ISBN 978-5-8209-0708-1.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://philosophy.pbkroo.ru/node/67
  3. + О чувстве смысла

    Когда-то давно, в юные послестуденческие годы, вопрос о смысле жизни представлялся мне крайне мудреным, элитарно-философским и совершенно непонятным. «Смысл жизни»? Что-то такое туманное и высокопарное, некая странная надбавка к обычному человеческому существованию, которое протекает в заботах и хлопотах, в стараниях достичь то одной, то другой вполне ясной цели. Жизнь богата и увлекательна, в ней столько интересных вещей, которые надо понять и прочувствовать: надо стать хорошим преподавателем, найти свою любовь, посмотреть мир… Размышление о дополнительном и как бы парящем над жизнью общем «смысле» выступало для меня чем-то вроде средневекового спора о том, сколько ангелов удержится на острие иглы… Со временем, проходя один за другим этапы собственного жизненного пути, читая книги, посвященные смыслу, я стала понимать, что тема смысла жизни не относится к разряду элитарных забав, к области изысканной «игры в бисер». Смысл жизни — самая насущная вещь на свете, хотя выразить его в словах очень и очень трудно, ибо его содержание не полностью вмещается в рациональные формы, отчасти сливаясь с самой жизнью, ее малыми и большими заботами. Он совпадает с желанием жить, с настроением и общим эмоциональным тоном. Смысл жизни — не реестр даже самых высоких и достойных задач (хотя может включать в себя эти высокие задачи), это — состояние сознания, позволяющее человеку справляться с трудностями, преодолевать препятствия и в полной мере радоваться собственному бытию. Такое значение термина «смысл жизни» лучше всего узнаешь из личного опыта, ибо теоретическое знание не дает постигнуть его во всей полноте.

    // «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия» №1

    http://existancepsychology.narod.ru/ex23.htm
    http://existradi.ru/z-a.html
  4. +Психотерапия и Смерть: заметки философа[недоступно]

    Тема этого размышления, предлагаемого читателю — отношение к смерти, которое психотерапевт формирует у своих пациентов. Смерть — конец жизни личности — это ситуация, столкновения с которой не может избежать ни один человек. Оба ракурса, под которыми является нам эта ситуация — угроза собственной жизни и потеря близких — являются глубоко травматичными для современного индивида, принадлежащего западной культуре. Нет того, кто не терял бы в ходе жизни дорогих и любимых, нет того, кто не страшился бы тотального Ничто, в котором, по убеждению нынешней цивилизованной личности, растворяется все богатство нашей души, все надежды, чаяния и воспоминания. Согласно этому взгляду, жизненный путь каждого обрывается в безликой внепредметной бездне, которую — хоть зови вслед за Хайдеггером бытием, хоть ни зови — от этого она не становится ни безопасней, ни привлекательней. Мрачная и тревожная перспектива, трагический надрыв, печальная безысходность — вот те черты восприятия феномена смерти, которые характерны для наших дней, пронизанных сайентистским пафосом и атеистическим нигилизмом.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://existradi.ru/n9_zolot.html
  5. +Философия как психотерапия (Терапевтические возможности философии)[недоступно]

    На первый взгляд философия и психотерапия представляют собой две различные, достаточно удаленные друг от друга сферы, одна из которых является теоретической, а другая — сугубо практической. Философ размышляет о началах и концах мира, о возможностях познания и фундаментальных основаниях бытия, а психотерапевт работает с пациентом, стремясь помочь ему избавиться от душевных страданий. Философ летает в высокогорном воздухе отвлеченных абстракций, психотерапевт копается в грязи надрывных эмоций и страстей. Философ никому ничего не должен: он отпускает свои идеи в мир, позволяя людям интерпретировать написанные тексты как им заблагорассудится, психотерапевт несет на себе груз ответственности за состояние конкретного человека, который пришел к нему за помощью. И все же при всем этом различии философия может успешно служить психотерапии, выступать как практическая философия, помогать страждущим находить путеводную нить.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://existradi.ru/z-a2.html