ENG
         

Борисов Евгений Васильевич - кандидат философских наук, доцент ТГУ и Европейского гуманитарного университета (Минск - Вильнюс). Перевел на русский язык ряд произведений Шеллинга, Гуссерля, Хайдеггера, Бетти и Адорно; автор ряда статей по феноменологической философии и философии языка. Член редколлегии журнала «Топос» (Минск - Вильнюс) и Ежегодника по феноменологической философии (Москва).

Публикации
  1. + Диалог как судьба. Со-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера

    В этой статье предпринимается попытка систематического анализа и осмысления хайдеггеровского учения о со-бытии с Другим (Mitsein), как оно представлено в «Бытии и времени», а также его герменевтических импликаций. Концептуальную основу этого учения составляет ряд положений о бытии человека, которые необходимо рассмотреть, прежде чем обратиться непосредственно к феномену со-бытия с Другим. Наиболее существенными из них представляются мне следующие:

  2. + «Явление и смысл» Г. Шпета в контексте развития феноменологии Э. Гуссерля

    Читатель, перелистнувший последнюю страницу «Явления и смысла», конечно, понял, что эта книга представляет собой не просто изложение основных идей феноменологии Э. Гуссерля, но — и прежде всего — проблемный анализ и проблемную разработку этого учения. Видимо, в этом и заключается наиболее ценный момент данной работы — в том, что само феноменологическое исследование Шпет понимает не как простое описание, фиксацию «очевидных данностей» в качестве готовых истин, но именно как постановку вопроса, раскрытие проблемных горизонтов. Данная работа Шпета — одна из первых попыток такого рода как в отечественной, так и в мировой философской литературе, и при ее чтении следует иметь в виду, что на момент ее выхода в свет к 1914-му г., были опубликованы только две основополагающие работы Гуссерля «Логические исследования» (1900-1901) и первая книга «Идей к чистой феноменологии в феноменологической философии», озаглавленная как «Всеобщее введение в чистую феноменологию» (1913). В этих работах Гуссерль дает только общую экспозицию феноменологической методики и доктрины, тогда как их глубинная разработка последовала в его позднейших штудиях, где центральное место заняли концепты интерсубъективности, пассивного генезиса, жизненного мира, историчности и телеологии бытия трансцендентального субъекта. Тематизация этих феноменов в исследованиях «позднего» Гуссерля показывает, что она протекала не по типу простого расширения предметного поля феноменологии, не в форме приложения готовых принципов к новым задачам, но была мотивирована проблемами, явно или неявно заложенными в исходных феноменологических понятиях, так что появление названных новых концептов означало прежде всего осмысление, экспликацию и попытку решения этих проблем. И несомненная заслуга Шпета заключается в том, что он уже в «Идеях…» увидел и раскрыл проблемную «подоснову» феноменологии, причем сделал это не как оппонент и «ниспровергатель», но как феноменолог, не только указывая на ту или иную проблему, но и показывая ее продуктивные возможности, рассматривая проблему не как тупик исследования, но как его задачу и перспективу.

    // Опубликовано в кн.: Шпет Г.Г. Явление и смысл. Томск: Водолей, 1996. С.183-191. (номера страниц стоят вверху, при сканировании возможно были допущены опечатки, немецкая орфография изменена)

    http://www.tvfi.narod.ru/borisov4.htm
  3. + К вопросу о феноменологическом методе в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера

    Эта статья посвящена одному из аспектов весьма обширной темы «Гуссерль и Хайдеггер», или «Хайдеггер как феноменолог», а именно — аспекту методическому. Та ограниченная цель, которую я ставлю здесь перед собой, заключается в том, чтобы выявить в хайдеггеровском понимании феноменологического метода некоторые моменты преемственности и новаторства по отношению к феноменологии Гуссерля, а также показать проблемную мотивировку последних. Эта задача определяет деление статьи: в первом разделе будет рассмотрен принцип и метод феноменологии Гуссерля и на основе этого будет эксплицирована одна фундаментальная проблема, а именно проблема трансцендентальных оснований истины и заблуждения, которая, по моему мнению, может рассматриваться в качестве фактора, инициировавшего ряд хайдеггеровских новаций; второй раздел посвящен анализу хайдеггеровского понимания трансцендентальной активности, что позволит в последнем разделе эксплицировать ряд особенностей хайдеггеровского понимания феноменологического метода и раскрыть их генетическую связь с указанной проблемой.

    http://www.tvfi.narod.ru/borisov6.htm
  4. + Наброски психоонтологического анализа тоталитарного сознания
    http://tvfi.narod.ru/borisov3.htm
  5. + Феноменологический метод М. Хайдеггера

    В данной статье предпринимается анализ феноменологического метода, как он представлен (точнее, как он реально «работает») в «Пролегоменах к истории понятия времени». Перед этим исследованием стоит троякая цель: во-первых, проследив ход хайдеггеровских дескрипций, выявить конститутивные черты его методологии; во-вторых, на основе сопоставления феноменологического метода в редакциях Хайдеггера и Гуссерля выделить в хайдеггеровских исследованиях моменты преемственности и новации по отношению к феноменологии Гуссерля; и наконец, реконструировать (в одном аспекте) проблемную мотивацию хайдеггеровских нововведений.

    http://www.tvfi.narod.ru/borisov5.htm