ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Доброхотов А.Л.

Александр Львович Доброхотов (1950) - историк философии, специалист в области культурологии, доктор философских наук. В 1992 - приглашенный профессор Католического университета Тилбурга (Нидерланды). В 1992 - приглашенный профессор университета Фрибурга (Швейцария). В 1996-1997 - приглашенный профессор университета Женевы (Швейцария). До 2009 года заведующий кафедрой истории и теории мировой культуры философского факультета МГУ. Профессор Отделения культурологии Высшей Школы Экономики (Москва).

Публикации
  1. +Апология когито или проклятие Валаама. Критика Декарта в «Ненаучном послесловии» Керкегора[недоступно]

    Керкегор это мыслитель-спорщик и даже (на манер героев Достоевского) скандалист. Этим он, впрочем, похож на многих представителей поколения 30-40-х годов, которые были скорее публицистами и агрессивными полемистами, чем философами. Но Керкегор это не совсем тот случай, когда при желании можно убрать полемическую форму и изложить тему на спокойном академическом языке. Иногда кажется, что Керкегор мог бы воскликнуть антагонисту, как его современник Белинский: «Что бы вы ни сказали, я с вами ни за что не соглашусь». Аргументы здесь компрометируются общей установкой личности, ее «отношением к объективности», как неосторожно выразился Гегель, спровоцировав тем самым быстрый на расправу редукционизм и «разоблачительство» 19 века. С другой стороны, Керкегору чуждо стремление замкнуть оппонента в оковы того или иного «типа»: хотя бы потому, что он философ-христианин. Поэтому мы вправе спросить, обнаружив близость интуиций Декарта и Керкегора, почему произошло так, что «своя своих не познаша». Тем более, что мы имеем дело с феноменом обратного эффекта критики: наиболее острые антикартезианские аргументы Керкегора позволяют прояснить, почему cogito выдерживает критику и успешно выполняет свою роль «беспредпосылочного начала» рационализма. Подобно библейскому жрецу Валааму, искренне желая проклясть, он — благословил.

    // Источник: Доброхотов А.Л. Апология Когито или проклятие Валаама. Критика Декарта в «Ненаучном послесловии» Керкегора // Логос. 1997. №10. С. 129-138.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://www.kierkegaard.newmail.ru/biblio/Dobrohotov.html
  2. + Категоря бытия в философии

    Бытие как понятие введено в философию Парменидом, и хотя характер термина оно приобрело значительно позже - видимо, в контексте платонизма, - понятием в поэме Парменида оно является с несомненной очевидностью. До Парменида предметом размышления философов были сущие вещи, а не сущее как таковое. Однако среда, в которой произошла кристаллизация понятия, возникла вместе с рождением философии, и, может быть, точнее будет сказать, что рождение философии и было той средой, которая сделала возможной онтологию. В самом деле, главной задачей нового типа знания - философского - было не только построение картины мира, но и обоснование своего права на эту попытку. Эмпирическая наука не нуждалась в такого рода самооправдании: наличие опыта и как материала для обобщения, и как критерия эффективности идеи служило достаточной гарантией целесообразности науки. Но философия претендовала на осмысление того, что в принципе не могло стать предметом опыта. Поэтому решающим для самообоснования философии был вопрос о том, может ли мысль независимо от опыта открыть объективную общезначимую истину. Естественно, что мысль или ряд мыслей существуют сами по себе, и вещь или ряд вещей - сами по себе. Эти два ряда не могут пересекаться в силу своей природы. Философии для завоевания права на существование нужно было найти точку пересечения этих параллельных рядов - задача, для решения которой необходимо найти какое-то новое измерение. Искомая точка была найдена первыми основателями философских систем: это была точка совпадения мышления и бытия, которую Пифагор усмотрел в числе, Гераклит - в слове, Парменид - в бытии.

    http://www.proza.ru/2012/09/22/783