ENG
         

Давид Мкртичевич Гзгзян - заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики Свято-Филаретского Института (СФИ), профессор. Кандидат филологических наук, магистр богословия. Член Межсоборного присутствия Русской православной церкви, постоянный участник заседаний Синодальной библейско-богословской комиссии. Преподаватель догматического богословия, сравнительного богословия, патрологии, сакраментологии, введения в языкознание, этики и аксиологии в религии, проблем догматики и патрологии, религиозной этики и христианства.

Публикации
  1. +Беседы о свободе. (Стенограмма ТВ-передачи «Ночной эфир Александра Гордона»)[недоступно]

    Свобода… Мы не свободны в рождении и замираем в неведении, думая о смерти. Если детерминированы изначально заданные координаты, то возможна ли свобода внутри них? Всегда ли мы выбираем то, что выбираем, или выбранное нами выбирает нас? О свободе выбора свободы, свободе-самоограничении, свободе-предопределенности и возможности ее избежать, — философ Рубен Апресян и филолог Давид Гзгзян.

    // Ночной эфир Александра Гордона. № 222↑ Дата выхода в эфир 27.02.2003

    В настояще время публикация недоступна.
    http://gordon0030.narod.ru/archive/10711/index.html
  2. +Мужество одиночества как условие соборности церковной личности[недоступно]

    Откуда взялось столь необычное название моего доклада? Необычное тем, что в контексте христианской конференции не очень убедительно и даже обескураживающе будет звучать само слово "одиночество", маркированное положительно. Когда к одиночеству приставлено, например, "мужество", тогда ясно, что это нечто желательное, в то время как само слово "одиночество" вряд ли может быть оправдываемо концептуально, вряд ли ему самому по себе можно придавать некий положительный смысл. Одиночество вызывает у нас почти исключительно негативные ассоциации. Спасение - это избавление от одиночества, воцерковление - это избавление от одиночества. Сама эта неизбывная человеческая экзистенциальная тоска, которую, я уверен, всякий индивидуум в себе несет, есть свидетельство нежелательности одиночества. И она провоцируется тем одиночеством, в котором человек себя очень часто застает в этом мире. Это даже не собственно христианская мысль, т.е. не одни только христиане об этом рассуждают. Особенный трагизм этому одиночеству, как известно, уже давно придан той парадигмой мысли, которую мы называем экзистенциальной философией. Она уже давно обострила до предела тягостность одиночества, которая, не будучи изжита, довольно многое, если не все, в человеческой жизни обессмысливает.

    // Доклад на конференции "Личность в Церкви и обществе"

    В настояще время публикация недоступна.
    http://orthodox.zp.ua/?p=541
  3. +Свобода в учении церкви[недоступно]

    Доктринально оформленного учения о свободе в Церкви скорее нет, однако нельзя сказать, что Церковь свободы не знает, что она свободе не обучена и Сама не может этот опыт передавать. Церковь Христова есть величайший плод подлинного, всеобъемлющего и полного освобождения. Она является в Священной истории как исполнение фундаментальных обетований о восстановлении и, при этом, о новом союзе между Богом и человеком. Если тайна освобождения совершилась, то, кажется, говорить об этом особенно нечего. Надо только жить в своей призванности к свободе. Не случайно о свободе сказано много слов, но они с большим трудом собираются в целое, и поэтому в церковном предании, равно как и в истории человеческой мысли, мало что здесь удалось накопить и тем более систематизировать.

    // Доклад 13-15 февраля 2006 года на VII Сретенской встрече сотрудников, преподавателей, студентов СФИ,

    В настояще время публикация недоступна.
    http://www.sfi.ru/statja/svoboda-v-uchenii-cerkvi-doklad-zav-kafedroi-bogoslovskikh-disciplin-i-liturgiki-sfi-kfiloln-dm-gzgzjana/