ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Хоружий С.С.

Сергей Сергеевич ХоружийСергей Сергеевич Хоружий (1941) - советский и российский физик, философ, переводчик.

В 1964 г. окончил физический факультет Московского государственного университета им. М.Ломоносова. Доктор физико-математических наук, академик Российской академии естественных наук, профессор Математического института им. В.А. Стеклова РАН, профессор философии Института философии РАН, профессор кафедры сравнительных исследований религиозных традиций при ЮНЕСКО, директор Института синергийной антропологии. Исследователь и переводчик произведений Дж. Джойса («Улисс»). Редактор изданий трудов П.Флоренского, С.Булгакова, Л.Карсавина; председатель Комиссии по распространению философского наследия П.Флоренского, Л.Карсавина, А.Лосева; - член редколлегии журнала «Богословские труды» (теоретические работы). 1993 года - академик РАЕН. Профессор философии Института философии РАН. Профессор кафедры сравнительных исследований религиозных традиций при ЮНЕСКО. Основатель и директор Института Синергийной Антропологии (2005). Редактор изданий трудов П. Флоренского, С. Булгакова, Л. Карсавина; председатель Комиссии по распространению философского наследия П. Флоренского, Л. Карсавина, А. Лосева; член редколлегии журнала «Богословские труды» (теоретические работы).

Публикации
  1. + Дискурсы внутреннего и внешнего в практиках себя

    В рамках общей концепции духовной практики, развитой автором (см., напр., С.С.Хоружий. О старом и новом. СПб., 2000), проводится систематическая интерпретация феноменов духовного опыта, специально прослеживающая в их структуре дискурсы Внутреннего и Внешнего и анализирующая взаимоотношения этих дискурсов. Дано схематическое изложение указанной концепции. Классическая проблема внутреннего опыта (его природы, возможностей и способов его дескрипции) получает новую трактовку, использующую концептуальный аппарат феноменологической теории интенциональности Гуссерля и имеющую в своей основе определенную форму оппозиции внутреннего и внешнего. Демонстрируется, что характер сочетания дискурсов Внутреннего и Внешнего (прежде всего, в энергийном измерении, как взаимодействия внутренних и внешних энергий) является ключевой особенностью при реконструкции динамических механизмов духовных практик. Показано также, что проблема такой реконструкции должна рассматриваться отдельно в трех уровнях: физическом, или общесистемном, антропологическом и мета-антропологическом, — в каждом из которых она принимает весьма разную форму.

    // Доклад на симпозиуме «Религиозный опыт: внутренняя жизнь и внешние формы» (Иерусалим, июнь 2001). Московский психотерапевтический журнал, 2003, №3, с.5-25

    http://psylib.ukrweb.net/books/_horus01.htm
  2. + К антропологической модели третьего тысячелетья

    Становится уже ясно, что обсуждение древних практик способно существенно обновить современные представления о человеке. Но можно сделать дальнейший шаг в этом обновлении: возникающие концепции позволяют продвинуться от выявления отдельной антропологической (или мета-антропологической) парадигмы к наброску цельной антропологической модели. Ключевое звено в этом продвижении — концепт Антропологической Границы: именно в нем древность и современность сходятся всего тесней. Опыт Границы занимает все больше места в опыте человека — и здесь, в этом опыте, в настойчивом влечении к Границе, наши сегодняшние, и еще более завтрашние интересы встречаются с парадигмой Духовной практики, как с важнейшей стратегией Границы.

    http://seminar.msdm.ru/Texts/Seminar/Antropol-model.zip
  3. + Как обходиться без бытия, или механика Латона

    Исследуется основоустройство "человека, обходящегося без бытия", в конституции которого отсутствует отношение к бытию и Богу. В рамках синергийной антропологии это - формация "Онтического человека", предельный опыт которого не выходит к границам наличного бытия и не актуализует различия между сущим и бытием. Начальный этап его дескрипции - анализ пограничной области Онтологической и Онтической топик, в которой Онтологический ч Человек лишь зачаточно и ущербно осуществляет онтологическое размыкание, актуализующее различие между сущим и бытием. Для описания этой области используется дискурс сокрытости позднего Хайдеггера и в первую очередь, мельком введенная Хайдеггером фигура человека, уклоняющегося в сокрытость: это - Lathon (греч.), "скрывающийся", "замыкающийся от бытия", сливающий бытие и сущее. Но по Хайдеггеру, Латон не может покинуть пределов Онтологической топики, ибо этими пределами исчерпывается территория Человека вообще. Позиция же синергийной антропологии (как и, в целом, современной мысли о Человеке) существенно иная: отношение Человека к бытию как отличному от сущего может быть всецело элиминировано. В описании, отправляющемся от Онтологического Человека, это отвечает тому, что в антропологической реальности происходит событие, которое мы раскрываем платоновским понятием to exaiphnes, "вдруг", и в котором Человек приобретает другую конституцию - Латон становится Онтическим Человеком. Мы вводим базовые понятия данной формации и выясняем ее определяющие черты

    // Вопросы философии

    http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=840&Itemid=31
  4. + Концепция совершенного человека в перспективе исихастской психологии

    Идея Совершенного человека — гораздо более, чем идея. На протяжении многих эпох, во многих меняющихся формах это один из движущих мотивов и регулятивных принципов в жизни разнообразнейших традиций, обществ, культур. Она отражалась глубоко и на сознании отдельного человека, и на характере социальных структур, и на их деятельности. Но вместе с тем нельзя все же от-нести ее к числу всецело универсальных антропологических идей и полагать непременной, неустранимой частью представлений человека и человечества о самих себе. Иным эпохам и обществам, иным направлениям мысли она была совсем и несвойственна; чтобы не ходить далеко, заметим, что именно таким оказалось и наше время, эпоха эгалитарных демократий

    http://pravlib.narod.ru/nravstven29.htm
  5. +Кризис европейского человека и ресурсы христианской антропологии[недоступно]

    В отличие от конфликтов прошлой эпохи, кризисные явления в гораздо большей степени приняли внутренний и системный характер. Своими корнями они проникали все дальше вглубь общества и человека, и ныне, в наступившем тысячелетии, уже ясно и отчетливо видно, что главным, определяющим горизонтом неуходящего кризиса является и самый глубинный горизонт: антропологический.

    // Доклад на международной конференции "Дать душу Европе. Миссия и ответственность Церквей". 3-5 мая 2006 г., Вена.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://synergia-isa.ru/lib/download/lib/022_Horuzhy_Vienna.doc.
  6. + Православно-аскетическая антропология и кризис современного человека (pdf)
    http://www.theolcom.ru/uploaded/160-173.pdf
  7. + Психология врат как врата метапсихологии

    Христианская антропология имеет в своей ситуации парадокс. Христианство как таковое антропологично в самой сути: Евангелие Христа есть откровение о человеке, говорящее о природе, судьбе и пути спасения человека. Но, вопреки этому, в составе христианского учения, обширном и разветвленном, учение о человеке, антропология, на вид отнюдь не было на первом плане, а было скорей в ряду второстепенных разделов, с довольно бедным, малоразвитым содержанием. В современном кризисе христианства, широком отходе от церкви немалую роль сыграло именно убеждение в том, что христианство «не занимается человеком»; так, в известных Религиозно-Философских собраниях в Петербурге начала нашего века, критика церкви строилась вокруг заявлений о том, что «в христианстве не раскрыто, что такое человек». Разрешение парадокса в том, что антропологическое содержание христианства лишь малой и менее важной частью заключено в форму стандартно понимаемой антропологии как дескриптивно-научного знания об эмпирическом человеке. В более существенной части, оно имплицитно, облечено в понятия и форму, отвечающие другим дискурсам — именно, богословию и аскетике. Эти два дискурса рождены самим христианством и выражают его аутентичную суть, тогда как научно-дескриптивный дискурс неорганичен для христианского содержания. В итоге, состав антропологии христианства предстает трояким: антропология в узком смысле — антропология (под формой) богословия — антропология (в форме) аскетики, причем главными служат две последние составляющие.

    http://www.philosophy.ru/library/katr/horuzhy1.html
    http://lib.eparhia-saratov.ru/books/21h/horuzhy/ascetic/contents.html
  8. + Синергийная антропология в контексте русской религиозной философии
    http://www.rhga.ru/science/sience_research/seminar_russian_philosophy/stenogramms/horuzhy_synerg_athrop.php
  9. + Философия Кьеркегора как антропология размыкания

    редставлена попытка рассмотреть тело мысли Кьеркегора в его цельности, выделив его движущие идеи и интуиции, базовые структуры и проследив их развитие во всем корпусе главных текстов философа. Показано, что ключевым принципом философии Кьеркегора служит онтологическое размыкание человека, в котором конституируются структуры его личности и идентичности. Наряду с ним к основаниям философии Кьеркегора принадлежит парадигма онтологического порога (затягиваемого пребывания сознания в акте бытийного выбора), сближающая антропологию Кьеркегора с антропологией Достоевского. Обсуждаются отношения развиваемой антропологической трактовки Кьеркегора с его традиционной экзистенциалистской интерпретацией.

    // Вопросы философии

    http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=152&Itemid=52
    http://www.rhga.ru/science/conferences/rusm/stenogramms/horuzy_kierkegaard.php