ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Сапогова Е.Е.

Елена Евгеньевна Сапогова - доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой психологии развития МГППУ , почётный работник высшего профессионального образования РФ.

Автор более 200 научных статей, учебников и книг, развивающих программ по психологии посвященных проблемам психологии развития, психологии воображения, экзистенциальной и нарративной психологии, культурного социогенеза, вопросам развития сознания и личности человека.

С 2000 г. под редакцией Е.Е.Сапоговой издаётся сборник Известия ТулГУ. Серия «Психология».

Публикации
  1. + «Легенды о себе»: к проблеме интерпретации личностных мифологем взрослых в психологическом консультировании

    Как заметил ещё И.Кант, осознание человеком («Я») самого себя заключает в себе двойственность: «Я» осознаёт себя субъектом мышления, переживания и одновременно «Я» выступает как объект собственного восприятия и, добавим, моделирования, самопостроения, самокоррекции, преобразований. Такая двойственность функционально необходима прежде всего потому, что именно за счёт неё достигается внутренняя согласованность личности, осуществляются тонкие настройки и корректировки социального поведения, устраняются противоречия «Я-концепции», приводящие к дисгармонизации личности, переживанию психологического дискомфорта, когнитивному диссонансу. Пребывание одновременно в функциях объекта и субъекта позволяет тоньше интерпретировать индивидуальный опыт и формировать ожидания к окружению. В субъективной динамической «Я-концепции» фиксируется множество представлений о себе (множество «образов (картин) Я»), сменяющих друг друга или накладывающихся друг на друга: это и реальное, сиюминутное «Я», и идеальное «Я», и «Я-модель», «Я-образец», «Я-эталон». Более того, довольно часто в структуре личности присутствует «фантастическое Я» — то, каким человеку хотелось бы быть, если бы это оказалось в принципе возможным. В целом же «Я-концепция» содержит не только то, что человек о себе знает, но и то, что он о себе думает и, что еще более важно, что он о себе хочет думать (и здесь на помощь ему приходят социокультурные концепты, организующие его семиосферу и создающие ее пределы).

    // Психологическая служба (Минск). – 2003. — № 2. – С. 88-102.

    http://esapogova.narod.ru/texts/legend.htm
  2. + «Обитель души»: экзистенциальное пространство субъекта (doc)

    // Третья Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии. Материалы сообщений / Под ред. Д.А.Леонтьева. — М.: Смысл, 2007. — С.106-111.

    http://esapogova.narod.ru/texts/obit.doc
  3. + «Римейки жизни»: конструирование автобиографического нарратива

    Известия ТулГУ. Серия «Психология» / Под ред. Е. Е. Сапоговой. — Вып. 5. — В 2-х чч. — Ч.I. — С. 200-228.

    // Долгие годы психология оперировала понятием некоего усреднённого социального субъекта, наделённого системой разнообразных функций, признаков, свойств. В анализе и описании личностных структур было не так уж и важно, является ли такой субъект неопытным или

    http://esapogova.narod.ru/texts/rimeik.htm
  4. + «Хронотоп Бахтина»: соблазн проникновения (doc)

    // Ж. «Культурно-историческая психология». — 2006. — № 1. — С.89-96.

    http://esapogova.narod.ru/texts/bakht.doc
  5. + Анализ Я-концептов и Я-метафор в содержании индивидуальных нарративов субъекта

    Развиваясь как личность, человек во внутреннем плане сознания строит систему концептов — концепто- или семиосферу. Как писал Н.И.Жинкин, концепты составляют предметно-изобразительный код сознания, имея множество вариантов выражения, в том числе словесного [2]. Они присутствуют во внутреннем плане сознания как некие ключевые знаково-символические образования, составляя его смысловую ткань. Вероятно, концепты образуют наиболее глубокий уровень сознания и могут быть метафорически соотнесены с узлами категориальной, признаковой «решётки», через которую реальность, преломленная процессами социализации, проникает в индивидуальное сознание (собственно, социализация и предполагает выстраивание такой признаковой решётки). Опираясь на работы В.В.Карасика [3, 4], С.Х.Ляпина [6], Г.Г.Слышкина [4], мы определяем концепты как индивидуализированные гиперсмысловые паттерны, имеющие социопсихическую природу, обладающие ценностной значимостью, многомерностью объективации и функцией текстопорождения.

    // Прикладная психология: достижения и перспективы / Под ред. Л.А.Мирской, Т.Ю.Синченко, В.Г.Ромека. – Ростов-на-Дону: Фолиант, 2004. – С.50-79.

    http://esapogova.narod.ru/texts/self.rtf
  6. + Взгляд на взрослость изнутри. Психологический дивертисмент

    Как-то так повелось в возрастной психологии, что ни взрослость, ни кризис взрослости почти не изучаются специально, поскольку считается, что данные других отраслей психологии (психология познавательных процессов, психология творчества, клиническая психология, социальная психология, психология труда и многие другие) в комплексе так или иначе освещают разные аспекты этого периода жизни. При построении общей теории индивидуально-психического развития человека в центре психологического познания находятся преимущественно ранний и поздний онтогенез, а те фазы индивидуальной жизни, которые, как подсказывает индивидуальный опыт каждого взрослого человека, являются центральными в жизни (наиболее творческими, продуктивными и социально активными), фактически оказываются на периферии исследования.

    // «Психология зрелости и старения». – 2001. – № 1(13). – С. 5-27.

    http://institut.smysl.ru/article/sapogova.php
    http://esapogova.narod.ru/texts/divert.htm
  7. + Герменевтика личности: биографемы, автографемы и мифологемы (в сборнике)

    На основе авторского экзистенциально-нарративного подхода в статье рассмотрен феномен личностной герменевтики. Личностная герменевтика - комплексная функция самосознания (метадеятельность, особый режим работы сознания, направленный исключительно на самое себя) взрослой личности, посредством которой совершаются процессы самоинтерпретации, самопонимания, самоудостоверения и последующей самодетерминации / самоорганизации. Она позволяет не только систематизировать и упорядочивать эпизоды жизненного опыта, но и, выполняя жизнетворческую функцию, - создавать новые субъективные семантические единства, новые смысловые синтагмы, отражающие пристрастное отношение к собственной жизни и жизни вообще. Автор вводит понятие личностного семантического тезауруса и предполагает, что любой индивидуальный тезаурус содержит психосемантические единицы (знаки, семантемы, смысловые синтагмы) трёх видов - биографемы, автографемы и мифологемы, которые используются в повествованиях о себе в разных сочетаниях. Ключевые слова: герменевтика личности, семантический тезаурус, самоинтерпретация, самопонимание, самоудостоверение, самодетерминация, самоорганизация, биографемы, автографемы, мифологемы

    // Психологические проблемы смысла жизни и акме: Электронный сборник материалов XX симпозиума / под ред. Г.А. Вайзер, Н.В. Кисельниковой, Т.А. Поповой - М.: ФГБНУ "Психологический институт РАО", 2015.

    http://www.pirao.ru/images/labs/gporl/%D0%A5%D0%A5-simpozium.pdf
  8. + Дао психолога: феномены психологического бытия

    аверное, есть тысячи причин, чтобы увлечься психологией. При первом приближении она может казаться чем-то вроде суммы «волшебных» практических навыков, позволяющих лучше ориентироваться в социуме; при более глубоком эмоциональном погружении психология, как восточная женщина, имеющая семь доньев, меняет свое лицо и являет себя в чем-то, обладающем абсолютной силой, значимостью и необходимостью; а при достижении уровня понимания психология вообще становится чем-то ускользающе-недоступным, агностическим, трансцендентным, магическим, виртуальным. Как пишет Ж.-П. Сартр, «здесь у человека появляется ощущение бесконечного самоускользания, переполнения, удивления всегда неожиданным богатством и еще бессознательное стремление уловить сознанием это вырывающееся Я» [8; c. 79]. Многие профессиональные психологи прошли долгий путь от первых познавательных желаний и робких шагов навстречу психологии до разрушающего осознания мощной всевластной силы психологического понимания (может быть, даже «прозрения») и безвозвратной завороженности даже одним чувством причастности к возможности постигнуть нечто сокровенное в этой ни на что не похожей области человеческого познания. В то время как представители других наук с упоением разгадывают загадки природы и взращивают новые плоды цивилизации, психолог, вслед за Б. Паскалем, может сказать только: «Меня ужасает вечное безмолвие этих пространств»

    // Журнал практического психолога. – 1998. – № 7. – С. 75-86.

    http://esapogova.narod.ru/texts/dao.htm
  9. + Жизнь и судьба: построение индивидуальной мифологии, самопроектирование и субкультура личности

    Во всех областях знания рано или поздно исследовательское сознание упирается в проблемы, решение которых мало доступно натиску познания. Одна из таких проблем — проблема человеческого бытия (онтологическая проблема), которую в разной форме ставили философы со времён античности, пытаясь различить сущее и бытийное. В психологии вопрос о человеческом бытии почти не ставится как в силу сложности самого феномена, так и из-за отсутствия реального метода его изучения. Но это не значит, что он не интересует психологов и тех, кто размышляет «о времени, о жизни, о себе» или обращается за психологической помощью. Оформляющийся в последние годы интерес к экзистенциальным аспектам отношения взрослого человека к самому себе связан с осознанием им конечности индивидуального существования и необходимости стабилизировать его путём рефлексии своей подлинности и смыслонаполнения каждого момента. В связи с этим в проблемном поле исследования взрослости, как кажется, открывается новая сфера — анализ того, каким образом сознание, достигшее точки «акме», реализует себя во множестве своих сложно структурированных актов и обнаруживает всё то, с чем оно имеет дело в своём опыте.

    // Известия ТулГУ. — Серия «Психология» / Под ред. Е.Е.Сапоговой. — Вып. 3. — Тула: ТулГУ, 2003. — С. 195-214.

    http://esapogova.narod.ru/texts/sudba.htm
  10. + Как я понимаю психологию: в подражание К.М.Мамардашвили

    Когда-то М.К.Мамардашвили заметил: «Способность быть учеником выше и достойнее, чем способность быть учителем» [3; 47]. Это высказывание кажется особенно справедливым в отношении профессиональной психологии, ученичество в которой — процесс бесконечный, бездонный и в чем-то носящий характер таинства, откровения, посвящения. Профессиональной психологии учатся всю жизнь, и сама возможность ученичества в психологии кардинальным образом зависит от личности, опыта и способностей того, кто ей учится. Но точно так же она зависит и от того, кто и как вовлекает человека в это ученичество, разъясняет суть профессионального «послушничества», ведь специфика психологического познания такова, что, по сути, ученик учится у ученика же, но только чуть дальше продвинувшегося в своем учении. Психологи-ученики во многом «делают жизнь» со своих учителей не только с позиций верности их научно-исследовательским идеалам: они перенимают важные аспекты их образа мышления, профессионального стиля деятельности, системы смысложизненных установок на себя и других, ценностей бытия. Мы убеждены, что только психолог для психолога создает и может создать профессиональную зону ближайшего развития (Л.С.Выготский), бесконечный по валентности «зазор длящегося опыта» (В.П.Зинченко). Пожалуй, нигде так, как в психологии, не выражена эта со-общность ученика и учителя, нигде так сильно не бывает необходимым живое общение, живая связь, соприкосновение сознаний обучающего и учащегося. Мощный потенциал экзистенциального вовлечения, присущий психологическим знаниям, иногда срабатывает даже при обучении ей непрофессионалов, хотя, думается, в большинстве случаев сегодняшнее обязательное для всех в высшей школе, суетное и зачастую непродуманно выхолощенное обучение психологии как учебному предмету мало что дает уму и сердцу ученика, поскольку основные вопросы, которые в этом случае решаются, — это вопросы о форме как можно более сжатого преподнесения объемного и сложного для восприятия материала и о практическом применении психологической «информации», а не вопрос личностного роста в обучении.

    // “Журнал практического психолога”, 1999. — № 4. – С. 13-27.

    http://esapogova.narod.ru/texts/mamard.htm
  11. + Понимание в психологическом консультировании (doc)

    // Понимание: опыт междисциплинарного исследования / Под общ. ред. А.А.Брудного, А.В.Уткина, Е.И.Яцуты. — М.: Смысл, 2006. — С. 122-133.

    http://esapogova.narod.ru/texts/yatsuta.doc
  12. + Понимание как центральная проблема консультативной психологии

    Когда-то А.Камю отметил, что понять мир значит свести его к человеку, оставить в нем человеческий отпечаток. Мысль о том, что мир во всех его проявлениях может быть понят только через посредство неповторимо конкретного индивидуального опыта, имеет долгий и сложный генезис. Еще в Средние века сложились легенды о текстах, которые могут быть поняты лишь через призму личных переживаний и на их основе. Так, в одной старинной притче говорится, что якобы существовала книга, которую мог понять только тот, кто убил человека и зачал человека; для любого же другого читателя книга превращалась в набор непонятных иероглифов. Если проникнуть в метафорическую глубь этой притчи и исключить очевидные преувеличения, то ее смысл сводится к тому, что полнота понимания мира определяется полнотой личных переживаний, некоей конгруэнтностью мира и индивидуального сознания. Пытаясь реализовать в работе положения структурно-семиотического подхода, мы считаем, что для психолога-консультанта, взращенного в субъект-субъектной образовательной парадигме, любой человек, пришедший за помощью, и есть этот самый мир, своеобразный и уникальный микрокосм, понять который можно, исходя из личного и профессионального опыта, индивидуальных переживаний, профессиональной ментальности, обобщенных научных положений своей профессии, специально сформированных профессиональных поведенческих навыков и т.д. Разрабатываемый во французском психоанализе новой волны (Ж.Лакан, Ж.Деррида, М.Фуко, Ж.Батай, М.Бланшо, Ж.Делез, Р.Барт, А.Вежбицкая, Ю.Кристева, К.Леви-Строс и др.) и в многолетних исследованиях тартусско-московской семиологической школы (Ю.И.Лотман, Б.А.Успенский и др.), структурно-семиотический подход в последние годы особенно ярко демонстрирует свою универсальность и приложимость к разнообразным формам деятельности в области консультативной психологии.

    // Психологическое консультирование: проблемы, методы, техники / Отв. ред. Т.Ю. Синченко, В.Г. Ромек. — Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2000. — С. 7-25.

    http://esapogova.narod.ru/texts/poncons.htm
  13. + Поэтика автобиографии: к анализу мотивов субъективных нарративов в психологическом консультировании

    В психологии понимание мотива традиционно связано с анализом побуждений к действию, но это — не единственное значение термина «мотив», которое может быть в ней использовано. В последние годы в рамках социокультурных психологических исследований находит применение и та трактовка мотива, которая сложилась в культурологии, литературоведении, фольклористике — как мотива повествовательного, что, на наш взгляд, открывает новые возможности в трактовке центральных тенденций в осмыслении субъектом своего жизненного пути. В рамках нарративного подхода, который проникает в современную практику консультирования, автобиография, выстроенная субъектом в контексте своего времени, традиций, опыта, культурных предпочтений и т.п., может рассматриваться как текст, как повествование, подчиняющееся не только психологическим, но и литературным законам. Идея о существовании сюжетообразующих семантических единиц, сознательно или бессознательно положенных в основу рассказа о собственной жизни, кажется чрезвычайно продуктивной для практики психологического консультирования. В течение нескольких лет мы имели возможность отслеживать наличие таких мотивов в историях жизни наших клиентов.

    http://esapogova.narod.ru/texts/poet.htm
  14. + Профессиональное психологическое сознание: рефлексия вслух

    Быть психологом интересно. Быть психологом полезно. Быть психологом престижно. В последние несколько лет эти тезисы прочно вошли в общественное сознание, привлекая к психологической профессии тысячи молодых и не очень молодых людей, готовых «подновить» психологией уже имеющееся (педагогическое, медицинское, техническое) образование. И лишь один тезис, как нам кажется, часто остается на периферии сознания многих, кто хотел бы сделать психологию делом и смыслом своей жизни: быть психологом трудно и ответственно. Далеко не все стремятся, к примеру, в математику или хирургию, психология же почему-то воспринимается как имеющая более свободный модус в присоединении к любой другой профессии и кажется доступнее. О людях, наделенных музыкальными способностями или артистическим даром, говорят, что их при рождении поцеловала фея музыки или театра. Все понимают важность подобного события и осознают возможную разницу в последующем осуществлении музыкальной или театральной деятельности. Нас всегда занимал вопрос: кто целует психологов и целует ли вообще? Можно ли профессионально освоить психологию «нецелованным» психологам и чем это будет отличаться от «настоящих», «харизматических»? И что делать, если уже понятно, что фея выбрала не тебя, а быть психологом все же хочется? Возможно ли достижение необходимого высокого профессионализма, который sine qua non подразумевает работа с проблемами человеческой личности, на такой основе, как «хочу быть» ( не путать с «хочу стать»!) психологом? Справедливо ли для профессиональной психологии, что «терпение и труд все перетрут»? А если нет, то в чем выражается не «званность», но «избранность»?

    // Журнал практического психолога. — 1997. — N 6. — С. 3-12.

    http://esapogova.narod.ru/texts/mental.htm
  15. +Психология развития человека. Учебное пособие[недоступно]

    В этой книге Е.Е. Сапоговй всесторонне рассматриваются социокультурные, историко-этнографические, психобиологические и психологические аспекты развития человека. Особое внимание уделено общетеоретическим проблемам развития и анализу возрастных этапов в контексте культурного социогенеза. Пособие рекомендуется для студентов психологических специальностей высших учебных заведений.

    // М.: Аспект пресс, 2001 — 460 с.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://prepod.nspu.ru/file.php/149/met.prob.psikh./Sapogova_-_Psikhologija_razvitija_cheloveka.pdf
  16. + Событие в структуре биографического текста

    // Ж. «Культурно-историческая психология». — 2006. — № 1. — С.60-64.

    http://esapogova.narod.ru/texts/sob.doc
  17. + Социокультурные прототипы и смысловые константы автобиографических текстов (doc)

    // Тексты в образовательном пространстве современной высшей школы / Авт. колл. А.К.Юров, В.М.Розин, П.Н.Виноградов и др. — Таганрог: Изд-во Таг. гос. пед. ин-та, 2007. — Раздел III, глава 3. — С.119-158.

    http://esapogova.narod.ru/texts/tag.doc
  18. + Типы экзистенциальных ожиданий в «Ego-trip»-нарративах (doc)

    // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики. Материалы Второй Всероссийской научно-практической конференции (Казань: Казанский гос. ун-т, 28-29.11.06). — Казань: ЗАО «Новое знание», 2006. — С.42-46.

    http://esapogova.narod.ru/texts/kazan.doc
  19. + Экзистенциальное содержание лиминальных периодов жизни (doc)

    // Работа переживания и психологическая помощь детям: Сб. статей и тезисов выступлений II Международной конференции Телефонов доверия (Москва, 25-27 октября 2007) / Под общ.ред. Г.Э.Мариани. — М.: Национальный Фонд защиты детей от жестокого обращения, 2007. 

    http://esapogova.narod.ru/texts/detfond.doc
  20. + Экзистенциальные ожидания как фактор развития во взрослости и старости (doc)

    // Психология социального развития: Человек в современном мире. Сб. научных трудов / Под науч. ред. Ю.Н.Карандашева, В.Н.Шашок. — Минск: Изд. Центр БГУ, 2007. — С. 99-111.

    http://esapogova.narod.ru/texts/bel07.doc
  21. + Экзистенциальный потенциал профессионализации в психологии

    Экзистенциальная философия во многом изменила веками строящиеся представления человека о себе и своем развитии. Под влиянием М.Хайдеггера европейское научное сознание ассимилировало мысль, что будучи конечным существом и осознавая эту конечность, человек вынужден стабилизировать свое существование в каждый данный момент (Dasein) путем его смыслонаполнения. По сути, человек базирует собственное существование на собственном же проекте и тем самым осуществляет смыслонаполнение жизни. В конечном итоге, смысл имеет именно и только то, что конечно; что не имеет конца, то не имеет и смысла. Одним из ключевых элементов самопроектирования и жизнетворчества является выбор профессии и последующее осуществление профессиональной деятельности. Занимаясь в течение ряда лет подготовкой профессиональных психологов, мы пришли к выводу, что профессиональная психологическая деятельность является особой формой жизни личности, задающей экзистенциальный modus operandi. Более того, можно предположить, что профессиональный психолог призван помогать в самопроектировании другим.

    // Первая всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии. 2001

    http://existancepsychology.narod.ru/25.htm
См.также
  1. Сапогова Е.Е. Страница в разделе "Семинары, тренинги, группы"
  2. Домашняя страничка Елены Евгеньевны Сапоговой