ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Агафонов А.Ю.

Агафонов Андрей Юрьевич

Агафонов Андрей Юрьевич, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой общей психологии Самарского государственного университета, Член Президиума Самарского отделения Российского психологического общества. Сфера научных интересов: Психология сознания, методология научно-психологического познания, психология памяти.
Автор 16 научных публикаций, в том числе монографии «Человек как смысловая модель мира»

Публикации
  1. + Смысл как единица анализа психического

    История развития психологии изобилует попытками определения генетически первичной единицы анализа психики. На роль доминанты психического предлагалось: «ощущение», «состояние сознания», «акты сознания», «реакция», «рефлекс», «гештальт», «установка», «предметное действие», «когнитивная схема». При желании этот ряд вполне можно было бы продолжить. Чем же обусловлено неутомимое желание методологов, академических психологов обнаружить неразложимые элементарные психические образования? Очевидно, что понимание природы высших психических функций, раскрытие механизмов функционирования сознания (а, значит, и прояснение роли бессознательных процессов в психической жизни), объяснение принципов формирования «картины мира» человека невозможно без ясного представления об исходных психических формах, которым имманентно присуще саморазвитие и которые в латентном виде содержат весь психический потенциал человека. Описание единицы психического есть необходимое методологическое условие для формирования психологической теории и выбор такой единицы определяет контуры возможной теории. Не секрет, что в психологии по сей день не существует сколь-либо содержательной общепсихологической теории. Это положение традиционно объясняется тем, что, мол, предмет изучения очень сложен, многогранен, и невозможно в «прокрустово ложе» теоретической модели вложить все богатство человеческой натуры. Отчасти, это, конечно, так; но следует подчеркнуть, что, во — многом, отмеченное обстоятельство обусловлено тем, что в качестве единиц анализа психического выбирались частные, локальные и не отражающие специфику всего психического целого, единицы. В связи с этим, известные психологические теории и концепции, будь то структурализм, функционализм, бихевиоризм, психоанализ или гештальтпсихология, превращая единицу анализа в средство объяснения, пытались всю феноменологию объяснить на основании своих узкоограниченных исходных посылок (отсюда, например, в психоанализе, творчество трактовалось как эффект сублимации). В сущности, выбор единицы анализа психического и определяет ракурс исследования, заданный установленной этим выбором парадигмой. Поэтому, в качестве такой единицы должно быть выбрано не нечто фрагментарное и специфическое и, вместе с тем, естественно, не многослойное, многоуровневое психическое образование, но содержащее все «необходимое и достаточное» для анализа и объяснения психических явлений. Еще Л.С. Выготский писал, что психология «должна заменить метод разложения на элементы методом анализа, расчленяющего на единицы. Она должна найти эти неразложимые, сохраняющие свойства, присущие данному целому как единству, единицы, в которых в противоположном виде представлены эти свойства…»[3]. Под единицей Выготский понимает такой продукт анализа, который обладает всеми атрибутами, присущими целому, который соприроден целому. Второе основное требование к выделению единицы анализа заключается, по мнению Выготского, в неразложимости частей, единстве свойств этой элементарной единицы. То есть, иначе, невозможна никакая редукция относительно описываемой психической сущности. Необходимо также добавить, что на наш взгляд едва ли не важнейшим требованием, определяющим выбор такой единицы, является ее принципиальная несводимость к физиологическому или социальному плану. Объяснение психических феноменов следует искать в рамках психологического, не прибегая к языку физиологии, биомеханики, биологии, антропологии, педагогики, социологии и всех тех дисциплин, которые примыкают к психологии. В противном случае, мы всегда будем иметь дело с редукционистскими объяснениями.

    // // Вестник СамГУ. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 1998. – №3(9). – 9 с.

    http://andrey-agafonov.narod.ru/books/sm.htm