ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Окороков В.Б.

Окороков Виктор Брониславович – доктор философских наук, профессор, зам. заведующего кафедрой философии Днепропетровского Национального университета.

Окороков Виктор Брониславович - доктор философских наук, профессор, зам. заведующего кафедрой философии Днепропетровского Национального университета.

Публикации
  1. +Беспочвенность как мера деструкции (Лев Шестов на пороге бездны)[недоступно]

    Как ведет себя человек на границе существования (а рамках классических онтологий и за их пределами)? Ответ на этот злободневный вопрос и пытался дать одним из первых в X X веке Лев Шестов. Потом были и экзистенциальное учение о Dasien М. Хайдеггера, и ясперсовская теория шифров, и теория философского абсурда А. Камю, и сартровское усмирение бытия в ничто, и тошнота как выражение бессмысленности человеческого существования, и искусство быть в истории, а вернее, вне ее, и прагматическое осмысление бытия, и герменевтические попытки ясно и отчетливо понять то, что понято быть не может. Все это было потом. В начале века Шестов оказался один перед лицом беспочвенности и попал в ту страшную область, которая не знает героев, в область философии трагедии. Там, где все его современники видели иной путь — от беспочвенности к философии трагедии и от нее к оправданию добра, — Шестов, наоборот, все более опускался в глубины беспочвенности человеческого существования. Начав с критики пассивного добра в учении Л. Толстого (Ницше, как утверждает Шестов, нашел путь, нужно искать «живого бога», — напрашивается аналогия со «сверхчеловеком» — отсюда уже поиски в русской философии человекобога), он перешел к критике пассивности человека в законах, раскрыв суть «философии трагедии» и от нее уже перешел к критике пассивности человека во всех классических философских системах. Так украинско-русский мыслитель Л. Шестов, не зная еще об учении Кьеркегора, шел от «отвлеченных начал» к экзистенциальным основам человеческого бытия. Его мысль оказалась настолько неординарной и неожиданной для современников, что «чтение Шестова» превратилось для многих слоев общества в антиморальный поступок

    В настояще время публикация недоступна.
    http://amkob113.narod.ru/d-pr/okr-1.html
  2. +Метафизика эпохи трансцендентального мышления: специфика, сущность и тенденции развития[недоступно]

    Ближе к концу ХХ в. ведущий немецкий философ Ю. Хабермас, стремясь показать, что эра трансцендентального мышления закончилась, возвел И. Канта и Ф. Гегеля в разряд «мастеров мысли», тем самым пытаясь нарушить двухсотлетнюю гегемонию кантианской мысли в европейском мышлении. Он, как и Р. Рорти, который отнес к разряду «мастеров мысли» даже Хайдеггера и отправил их всех на «свалку истории», увидел свет в той области, где не работал не один из классических модусов обоснования. Этот проблеск родился в рамках коммуникативной философии. Однако большинство европейских мыслителей в настоящее время не видят альтернативы трансцендентальному типу мышления. В данном разделе, анализируя творчество И. Канта и Ф. Гегеля с современных позиций, мы пытаемся разобраться, исчерпал ли себя потенциал трансцендентального и диалектического мышления и есть ли им какая-либо альтернатива.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://amkob113.narod.ru/okvit/
  3. + Очевидность как фундаментальная проблема «чистых наук» (Декарт и Гуссерль у истоков сознания)

    Всякое мышление принадлежит только «мышлению как таковому» — оно субстанциально, а, следовательно, делает гораздо позже вывод Гуссерль, беспредпосылочно. И постольку, поскольку все, связанное с мышлением, принадлежит этой субстанции, то для характеристики «утверждений» достаточно лишь одного: чтобы они в поле такой «абсолютной самоочевидной субстанции» выглядели ясно и отчетливо. Поэтому все виды знания должны стремиться к ясности и отчетливости. Методологическое сомнение и есть процесс демаркации научных (ясных и отчетливых) и ненаучных конструкций. В этом смысле Декарт выдвинул подлинно неопозитивистский принцип. С другой стороны, только после открытия картезианского измерения могло возникнуть экзистенциальное сознание, ибо проявления последнего (например, страх и ужас) являются очевидными (ясными и отчетливыми) только в картезианском измерении. Может быть поэтому следующим шагом становления картезианской мысли стали Мысли Паскаля?

    http://mary1982.narod.ru/okorokov.html