ENG
         
Публикации
  1. + История, структура и перспективы развития психопатологического метода

    ассуждая о клинико-психопатологическом методе, следует сразу же чётко определить его цель и объект исследования. Цель метода состоит в выявлении и клинической диагностике психического расстройства, а объектом исследования является человек, страдающий таким расстройством. Исходя из этого, психопатологический метод является научным методом познания только в системе определённых теоретических координат, а именно при рассмотрении психического расстройства с позиции клинической медицины как душевной болезни. Само же психическое расстройство одновременно протекает на различных уровнях бытия: биохимическом, нейрофизиологическом, психическом, личностном, социально-психологическом, популяционно-генетическом. И охватить одним методом исследования все эти уровни «патологического» принципиально невозможно. То есть, от психопатологического метода нельзя требовать разрешения вопроса о причинах возникновения психических заболеваний и нахождении материального субстрата психической болезни.

    // Чайка Ю. В., Чайка Ю. Ю. История, структура и перспективы развития психопатологического метода (сообщение 1) // Український вісник психоневрології. — 2003. — Т. 11, вип. 4. — С. 5–9.

    http://psychiatry.org.ua/articles/paper118.htm
  2. + Первичный страх, тревога и бредовое настроение

    В настоящее время в психопатологической дефиниции феноменов первичного страха и тревоги существуют определённые противоречия. Под страхом понимается аутохтонное чувство неопределённой угрозы для жизни, здоровья и социального благополучия индивида, проецируемое на конкретные объекты [3, 5]. Тревога, в отличие от страха, является неопределённым, беспредметным чувством опасности, направленным в будущее [3, 5]. Однако, В. М. Блейхер, определяя беспредметное чувство, указывает, что оно не вообще лишено содержания, а характеризуется лишь его неопределённостью [3]. А В. А. Жмуров указывает, что страх — это диффузная протопатическая эмоция, проецируемая на весь окружающий мир [5]. По А. В. Снежневскому, страх отличается от тревоги степенью выраженности аффектов [9]. Согласно К. Ясперсу, существует две формы страха: 1) предметное чувство угрозы и 2) чувство тотальной трансформации, как одна из форм переработки психоза [12] («отчаяние» по В. Майер-Гроссу [7]). К. Шнайдер определяет страх как немотивированную эмоцию и относит его к «аномальным реакциям на события» [11]. Ф. Риман считает страх экзистенциальным, эпизодически осознаваемым общечеловеческим феноменом [8]. Как известно, чувства страха и тревоги входят в структуру описанного К. Ясперсом бредового настроения — «феноменологически первичного, не выводимого образования» [12, с. 651]. Бредовое настроение характеризуется «смысловой лабильностью» [1, 13], чувством неопределённого страха, тревоги, переживанием опасности и враждебности [3, 5, 9, 11]

    // Доклад на II Национальном конгрессе неврологов, психиатров и наркологов Украины «Психоневрология XXI века» (Харьков, 11–14 июня 2002 г.).

    http://psychiatry.org.ua/articles/paper097.htm
  3. + Смысловая структура депрессивных переживаний у больных шизофренией

    В становлении проблемы реабилитации психически больных следует различать три этапа. На первом этапе под реабилитацией понималось восстановление трудоспособности, компенсация дефекта и поддерживающая терапия [4, 5]. На втором этапе целью реабилитации стало восстановление личностного и социального статуса больного [1, 6]. В настоящее же время в понятие реабилитации включается интеграция психически больного человека в социальную жизнь и достижение им оптимального уровня социального функционирования [7, 8]. Говоря кратко, если в 60-х гг. ХХ ст. под реабилитацией фактически понималась реадаптация больного, в 80-х гг. — ресоциализация, то в настоящее время реабилитация — это реинтеграция психически больного человека в социум. Это изменение объёма понятия реабилитации отражает гуманистические тенденции развития общества, вследствие чего изменилась и сама дефиниция психически больного. Это уже не «сумасшедший», требующий изоляции и руководства, а свободная личность, страдающая определённым расстройством и нуждающаяся в поддержке и диалоге [9, 10]. Таким образом, в настоящее время проблема реабилитации вошла в качестве одной из составных частей в сферу деятельности социальной психиатрии, перед которой, наряду с другими проблемами, стоят задачи по изучению «…возможностей социального воздействия в терапии и реабилитации психических расстройств…» [11], а также поиску «…оптимального семейного, культурального и человеческого окружения, необходимого для эффективного лечения конкретных форм психических расстройств»

    // // Новости украинской психиатрии. — Харьков, 2003.

    http://psychiatry.org.ua/articles/paper107.htm