ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Чистопольская К.А.

Публикации
  1. + Адаптация методик исследования отношения к смерти у людей в остром постсуициде и в относительном психологическом благополучии

    Освещены результаты апробации на российской выборке (n=267) методик отношения к смерти и страха смерти, созданных в рамках теорий управления страхом смерти (J.Greenberg, T.Pysczcynsky, S.Solomon) и управления смыслом (P.T.P.Wong). Исследование позволило сделать практические выводы о взглядах на смерть у людей в относительном психологическом благополучии и после недавней по- пытки самоубийства.

    // Журнал "Социальная и клиническая психиатрия" | Том 22, выпуск 2

    http://psychiatr.ru/magazine/scp/9/125
  2. + Адаптация на русскоязычной выборке методик исследования отношений к смерти и страхов смерти

    Отношение человека к смерти - относительно новая, но важная тема исследований. Первый всплеск активности в этой сфере возник в США в 70е годы 20 века. Частично он был вызван страхом ядерного холокоста и третьей мировой, частично - переменами в медицинской сфере. Врачи пытались понять, как им общаться с неизлечимо больными, суицидальными, пожилыми пациентами, какой ответ на сообщение о смертельном диагнозе считать "здоровым", а в каком случае требуется психиатрическое вмешательство. Среди важных работ тех лет - исследования Германа Фейфеля о страхе смерти различной степени осознанности, Роберта Лифтона - о переживаниях "бессмертия" (чувства безопасности) и их искажениях, Эдвина Шнейдмана - об отношении к жизни и смерти у самоубийц и смертельно больных людей, о примирении с мыслью о смерти; и мн. др. В 1986 году Дж. Гринбергом, Т. Пыжински и Ш. Соломоном была предложена теория управления страхом, которая продолжает идеи культурного антрополога Эрнеста Бекера (1973) в сфере социальной психологии как эмпирической науки. Авторы полагают, что большую часть человеческого поведения можно понять как попытку достичь психологического спокойствия перед лицом осознания своей смертной природы. Люди достигают этого спокойствия через культуру, которая поднимает их над остальными животными. Современные работы в русле этой теории показали, что напоминание о смерти нарушает повседневную деятельность, люди склонны больше подвергать свою жизнь риску (например, неосторожно вести машину), высказывать резкие суждения о противоположной точке зрения, предпочитать авторитарных лидеров, требовать жестких наказаний для людей, совершивших незначительные проступки. В связи с такой востребованностью, с одной стороны, и малоизученностью темы - с другой, возникла потребность в адекватных методах исследования отношений к смерти и страхов смерти на русскоязычной выборке.

    http://www.sudexp.org/publ/27-1-0-1663
  3. + Проблема отношения к смерти после суицидальной попытки

    Всемирная организация здравоохранения определила суицид как "результат действия, преднамеренно начатого и совершенного человеком с полным знанием или ожиданием фатального исхода" [45; с. 37]. Но существует мало исследований, которые изучали бы отношение самоубийцы к смерти. Многие ученые отмечали амбивалентность суицидентов [9; 48; 55]. В.А. Тихоненко выделял четыре типа постсуицидальных реакций, одним из значимых компонентов которых было отношение суицидента к своему поступку [11]. А.Г. Амбрумова и О.Э. Калашникова писали о парадоксальном "позитивно ценностном отношении" данной группы пациентов к смерти [2]. Д.А. Леонтьев предполагает, что страхи последствий смерти у самоубийц и антивитальные переживания являются регуляторами поведения, поддерживающими решение жить наряду с позитивным содержанием жизни [6]. Мы решили прояснить этот вопрос экспериментально, используя современные теории и методы исследования.

    // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. - 2013. - N 2 (19).

    http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2013_2_19/nomer/nomer12.php