ENG
         
Публикации
  1. + Запад, граница, особый путь: символика "другого" в политической мифологии России

    Конструкцию "русского пути" можно описать как функциональный синтез разноуровневых и разных по рабочему смысловому заданию значений отчужденности (само-отчуждения, вненаходимости, изоляции); раздвоенности ("внутренней" границы, проблематичности самоидентификации); повторения (редукции к уже бывшему) и пассивного, подопечного ожидания (а соответственно - потребности в "сильной руке"). Раздвоенность, кентавричность подобного сознания - компенсаторный механизм культуры, неспособной к позитивному взаимодействию с другими (обобщенным Другим). По мере исчерпания или стирания, изнашивания к нынешнему времени исходных для образованного слоя противопоставлений типа "интеллигенция - власть", "интеллигенция - народ" в последнее время активизируется другая травматическая составляющая коллективной идентичности: "мы - Запад". Что, в свою очередь, ревитализирует символику мнимой принадлежности России к "Востоку". И все это, заметим, разворачивается на фоне и в контексте вполне реальной массовой ксенофобии по отношению к исламскому миру, народам Северного Кавказа, при политике явной государственно-номенклатурной сегрегации мигрантов из Китая и Кореи на реальном постсоветском Востоке - в Восточной Сибири

    // "Неприкосновенный запас" 2001, №3(17)

    http://magazines.russ.ru/nz/2001/3/dub.html