ENG
         
hpsy.ru/

публикации/авторы/Беличенко А.

Беличенко Андрей Валентинович (1956). Окончил физический факультет Киевского университета. Кандидат философских наук (диссертация по философии Жака Деррида), работает в институте философии АН Украины. В 1991-2000 гг. редактировал журнал «Самватас». Стихи публиковались в журналах «Ренессанс», «Collegium» и др.

Публикации
  1. +Зачем Ничто?[недоступно]

    Как бы далеко мы не зашли в исследовании Ничто как праксиса каждый новый разговор о Ничто должен начинаться с обоснования его (разговора) необходимости. Особенность Ничто в том, что мы не в праве делать это, вопрошая «что такое Ничто?», просто потому, что относить любое «что» к Ничто некорректно. Что значит эта особенность Ничто, приводящая к целому вееру подобных некорректностей? Как схватить смысл Ничто в ускользающих от мысли объектах Ничто? И почему Ничто скрывается так глубоко, что его не замечает даже сакраментальный хайдеггеровский вопрос о Бытии? Начнем с того, что у Ничто нет ни языка, ни мышления. Оно вечно в стороне, на краю, на отшибе. Поэтому выудить предметность Ничто из его пучин можно лишь спросив себя о его предназначении. Зная, зачем нам явлено Ничто в его беспокойствах и некорректностях, будет проще определить смысл наших загадочно стабильных неудач в освоении Ничто. Ничто сквозит из всех пробоин Бытия. Без Ничто невозможен ни разговор о Боге, ни работе о человеке. И вместе с тем само Ничто принципиально неопределимо, как запределье и языка, и мысли. Неужели в нашей Вселенной лишь спрятаны столь глубокие, точнее, высокие корни вещей, цветущих в соседних вселенных? Но самоизгнанные славят Ничто во имя Бытия.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://varejka.org/wp-content/uploads/2010/02/why_not.html
  2. +Ничто кроме (Проекции и звуки “Маленького Принца”)[недоступно]

    Когда Маленький Принц думает о Розе всё, что до сих пор известно только ботаникам, он понимает, что ошибся. Это ощущение заблуждения столь преждевременно, что Роза грозит исчезнуть из сказки о себе задолго до того, как читатель согласится, с тем, что перед ним в действительности и НЕ сказка. Позвольте, но тогда что же? Далее должно было бы последовать многоэтажная заумь в духе неизвестной племянницы Маленького Принца, освежившей память о нём, если не по-большому, так по-маленькому, но она не последует. Я позволю себе лишь некоторые метафизические реминисценции, в которых мой опыт знакомства с нашей планетой будет более невразумителен по отношению к её реальности, чем того заслуживает её мнимость. Аэрокосмическое творение Антуана Сент-Экзюпери не отличается прицельной точностью его братьев ни по разуму, ни по оружию. Автор, как лёд весной, наводит мост между явью и сном, чтобы, пропустив по нему лучшего из людей, задаться великим вопросом о любви и сомнениях, вопросом, в котором каждый из нас становится если не Принцем, то Маленьким. Дяди твердят, что так прекрасно упасть с вершины своего эгоизма, своих иллюзий, амбиций, так здорово расстаться со своим величием. Если оно грозит мнимой властью, так великолепно видеть не благодаря этой точности мысли, а вопреки ей. А откуда? Мы не создали Великую Литературу и тающие дни оказались скорее благодатным материалом для литературного мороженного, чем оригинальным учением о Бытии — которого — нет. Свет приходит чаще слов и есть что-то очищающее в регулярности, с которой это всё нас посещает. Найдите связь.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://varejka.org/?p=93