ENG
         

Теодор Адорно (Theodor Adorno; 1903-1969)

Теодор Людвиг Визенгрунд Адорно (Theodor Ludwig Wiesengrund Adorno; 1903-1969) - немецкий философ, социолог и теоретик музыки. Представитель Франкфуртской критической школы. Занимался музыковедением. Учился и впоследствии преподавал во Франкфуртском университете имени Иоганна Вольфганга Гёте. В 1933 был изгнан нацистами из Университета. Жил в эмиграции. В 1949 году вернулся во Франкфурт, где был профессором университета, одним из руководителей Института социологических исследований.
В центре внимания Адорно всегда были регрессивные изменения в обществе - отмирание рефлексии и замена ее стереотипным мышлением, расцвет массовой культуры и клиширование человеческих отношений в обществе.

Публикации
  1. + Исследование авторитарной личности

    Монография «Авторитарная личность», переведенна почти на все европейские языки и переизданна миллионными тиражами. Это исследование имело необычайно активный резонанс и в политических кругах, и в широком общественном мнении и стала первым социологическим бестселлером в послевоенном мире. В понятие авторитаризма Адорно вкладывал политический монополизм, существование в стране единственной или господствующей партии, отсутствие оппозиции, ограничение или же подавление политических свобод в обществе. Ведущим типом личности в таком обществе является авторитарная личность с присущими ей чертами: социальным консерватизмом; потребностью в иерархии и уважением силы; с ригидностью, негибкостью установок; стереотипным стилем мышления; с более или менее стадной враждебностью и агрессивностью, иногда вплоть до садизма; с тревожностью по отношению к другим и невозможностью устанавливать с ними доверительные отношения.

    http://www.kph.npu.edu.ua/!e-book/tpft/data/WOLG%20%23%201/476.%20%C0%E4%EE%F0%ED%EE%20%D2.%20%28%E8%20%E4%F0.%29%20%C8%F1%F1%EB-%E5%20%E0%E2%F2%EE%F0%E8%F2%E0%F0%ED%EE%E9%20%EB%E8%F7%ED%EE%F1%F2%E8/%C2%20.html-%F4%EE%F0%EC%E0%F2%E5/intro.php
  2. +Негативная диалектика[недоступно]

    Книга Адорно, посвященная характеристике методологического подхода «материальных исследований». В рамках этого изложения Адорно, в отличие от предшествующих публикаций, впервые детально и полно изложил суть своей философской концепции. Книга, посвященная реконструкции идеи Н.Д., состоит из введения и трех частей, написанных афористическим, экспрессионистским языком. Внутренний ритм немецкого текста сознательно поставлен в соответствие нетрадиционной, прихотливой ритмике атональной музыки, одним из теоретиков и практиков которой был Адорно. Вместе с тем, в стилистике книги налицо следы творческого усвоения гегелевского дискурса, что в целом делает «Н.Д.» одним из сложнейших философских произведений 20 в. — и в плане явного содержания, и в плане скрытого контекста, и в отношении возможности перевода на другие языки.

    // M.: Научный мир, 2003.-374 с. ISBN 5-89176-191-2

    В настояще время публикация недоступна.
    http://elenakosilova.narod.ru/studia2/adorno.htm
  3. +Нигилизм (Фрагмент из работы "Негативная диалектика")[недоступно]

    В своем секуляризированном виде метафизические категории существуют в том, что в вульгарно возвышенном порыве именуется вопросом о смысле жизни. Мировоззренческое звучание слова - это приговор самому вопросу. Практически неизбежно, что к вопросу тут же присоединяется ответ: смысл является тем смыслом, который полагается тем, кто задает вопрос. Примерно так же рассуждает и марксизм, низведенный до официального кредо, и поздний Лукач. Понятие смысла несет в себе объективность, для всех людей потустороннюю; смысл, который создается, оказывается фикцией; он вдвойне фикция, если представлен коллективным субъектом и лжет о том, что. как представляется, должен подтверждать и обосновывать. Метафизика ведет речь о субъективном, однако при этом не позволяется смешивать метафизику и субъективную рефлексию. Субъекты существуют в себе, в своей "конституции"; дело метафизики размышлять о том, как далеко субъектам позволительно выйти за свои собственные границы. Философемы, которые освобождаются от этой проблематики, дисквалифицируют себя как согласие и утешение. Деятельность того, кто так или иначе связан этими рамками, характеризует прошедшие десятилетия; такой философ снует тут и там и заключает с бюрократией договоры, предметом которых является смысл. Тот, кто вздыхает свободно всякий раз, когда в жизни обнаруживается что-то напоминающее [336] о жизни, а не только о процессе, запущенном ради производства и потребления (сентенция Карла Крауса), тот непосредственно и страстно видит и читает в этом жизненном настоящее (современность) трансценденции.

    // Адорно Т. Негативная диалектика. М., 2003. С.335-340.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://www.nietzsche.ru/look/modern/adorno/
  4. + После Освенцима (Фрагмент из книги "Негативная диалектика")

    Теперь уже нельзя утверждать, что неизменное есть истина, подвижное - видимость пребывающего, временное тождественно вечной идее; это невозможно обосновать даже ссылаясь на отчаянно смелые заявления Гегеля о том, что временное Dasein в силу способности уничтожать, присущей его понятию, служит вечному, как оно проявляется в вечности уничтожения. Одним из мистических импульсов, секуляризировавшихся в диалектике, было учение о значении мирского, исторического для того нечто, которое традиционная метафизика снимает как трансцендентное или, в крайнем случае (что менее гностически, менее радикально), относительно позиции сознания по вопросам, которые канон философии относит к метафизике. После Освенцима чувство противится такому утверждению позитивности наличного бытия, видит в нем только пустую болтовню, несправедливость к жертвам; чувство не приемлет рассуждений о том, что в судьбе этих жертв еще можно отыскать какие-нибудь крохи так называемого смысла; это стало объективностью после событий, которые приговорили к оскорблениям и насмешкам конструкцию смысла имманентности, как она разворачивается из трансценденции, полагаемой аффирмативно. Такая конструкция утверждает абсолютную отрицательность, идеологически помогает ей обрести новую жизнь, реальность которой разворачивается между двумя полюсами: "общество как налично существующее" и "общество как саморазрушающееся". Когда-то землетрясения в Лиссабоне было достаточно, чтобы проверить истинность [тезиса] Вольтера с позиций лейбницевской теодицеи. Вполне понятную катастрофу первой природы трудно сопоставить с катастрофой второй, общественной природы, которая мало волнует воображение человека. Хотя именно ее катастрофа и готовит наступление реального ада, практического зла.

    // Адорно Т. В. Негативная диалектика. - М.: Научный мир, 2003, с. 322-333.

    http://ec-dejavu.ru/o/After_Osvencim.html
  5. +Свобода (о метакритике практического разума. Фрагмент из книги «Негативная диалектика»)[недоступно]

    Когда-то рассуждения о проблеме видимости велись в духе Просвещения — велись ради того, чтобы воспрепятствовать самой возможности вывести из не подлежащего сомнению авторитета догм положения, оценить которые мышление не может, хотя эти декларации касаются именно мышления. Аналогичные мотивы слышатся и в пренебрежительном использовании термина «схоластика». Однако уже давно к проблемам видимости следует отнести вопросы, связанные с употреблением неясно и нечетко определенных понятий, а не проблемы, вытекающие из недоверия к разумному суждению и разумному интересу. Семантическое табу не позволяет спрашивать о вещах и предмете, сводя эти вопросы к вопросам о значении; предварительное рассуждение превращается в запрет на допущение. Самой неотложной могла бы стать задача отрегулировать правила игры при помощи метода, смоделированного без долгих размышлений по аналогии с расхожими методами точных наук (об этом и можно, и нужно задумываться); апробированные приемы и средства приобретают главенствующее значение по сравнению с тем, что должно быть познано, — по сравнению с целями познания. Критике подвергаются результаты опыта, которые не укладываются однозначно в символику, им приписанную. В трудностях, обусловленных этой ситуацией, виновной стороной признается исключительно laxe, донаучная терминология. Вопрос о свободе воли является относительным в той мере, в какой термины оказываются неподвластны желанию коротко и ясно показать, что же они подразумевают. Поскольку правосудие и наказание наконец — сама возможность того, что на протяжении всей философской традиции именовалось моралью или этикой, зависят от ответа на [этот] вопрос, интеллектуальной потребности и не дозволяется уйти от наивного вопроса, сославшись на видимость. Самоуверенная чистота мышления дает интеллектуальной потребности скудное удовлетворение — скорее его эрзац.

    В настояще время публикация недоступна.
    http://i-u.ru/biblio/archive/adorno_negativnaja/03.aspx