ENG
         

Юлиана Яковлевна Яхнина Юлиана Яковлевна Яхнина (1928- 2004) - российский переводчик и литературовед. Член Союза писателей СССР (1968). Переводила с французского, шведского, норвежского и датского языков.

Основные переводческие работы - проза и публицистика Андре Моруа, Жана-Поля Сартра («Слова», «Тошнота»), Франсуазы Саган («Здравствуй, грусть!»), Мишеля Бютора, Филиппа Соллерса, Мишеля Турнье, Патрика Модиано, Ганса Христиана Андерсена, Кнута Гамсуна, Юхана Боргена, Августа Стриндберга, Пера Улофа Энквиста и др.

Вела переводческий семинар, много работала с молодыми переводчиками.

Лауреат премии журнала «Иностранная литература» (1989) за перевод романа Ж.-П.Сартра «Тошнота», премии Мориса Ваксмахера (1997) за перевод «Мемуаров» кардинала де Реца, премии Шведской Академии за вклад в перевод произведений шведской литературы. Командор ордена Полярной звезды (2002).

Публикации
  1. + Три Камю (Сравнение трёх разных переводов «Постороннего»)

    «Книга, на первый взгляд столь бесхитростно-прозрачная, затягивает своими»за«и»против«, вдруг оказывается чуть ли не головоломкой… Она прямо-таки пробуждает в каждом аналитика и изыскателя, жаждущего докопаться до самого корня и подобрать свой ключ (выделено мною, — Ю.Я.) к ее загадке… В рассказчике»Постороннего«поочередно открывали злодея и великомученика, тупое животное и мудреца, ублюдка и робота, скрытого расиста и сына народа, недочеловека и сверхчеловека…» — пишет исследователь Камю С.Великовский *. Но если в своей оценке повести так расходились литературоведы, писатели, критики и другие высококвалифицированные и менее квалифицированные читатели и толкователи Камю, то мудрено ли, что переводчики — наместники автора в языке иноязычной литературы — тоже могут расходиться в интерпретации текста, — причем значение их решения, их приговора куда безусловней: они ведь не просто цитируют автора для подтверждения своего тезиса — они реконструируют его произведение на другом языке, в том «своем ключе», который они с глубокой убежденностью считают непреложно истинным. Каждый читающий по-французски повесть Камю отчетливо слышит ее мелодию. Строгая и печальная, она начинает звучать с первых строк романа, сразу вводя нас в атмосферу «непередаваемо-своеобразной интонации» (Адамович). Между тем манера Камю на первый взгляд предельно проста. Никаких синтаксических вольностей, к которым так склонна современная французская проза. Подлежащее, сказуемое, второстепенные члены предложения — число которых, впрочем, сведено к минимуму, — занимают во фразе те самые места, которые им предписывает строгий канон классической грамматики. И, однако, французская критика долго билась в поисках определения стиля Камю. «Плоский», «нейтральный», «сырой», «невинный» — приводит далеко не полный перечень этих определений С.Великовский. Откуда же возникает в повести эта неповторимая интонация? Как передать ее на русском языке?

    // Нора Галь: Воспоминания. Статьи. Стихи. Письма. Библиография. М.: АРГО-РИСК, 1997.

    http://vavilon.ru/noragal/yahnina.html
См.также
  1. Некролог в Коммерсанте
  2. Воспоминания о Ю. Яхниной